04.08
"Вот моя деревня, вот мой дом родной..."

Шаолинь. Включилось "вернулась домой" настроение сразу. Вещи – в номер, завтрак... и скорее здороваться с округой. Настроение тоскливое, потянуло в необследованные места. Камень с ручьем в тени до конца не вылечили, прусь в заросли кукурузы. Дорожка плавно переходит в тропинку, а тропинка все тоньше и незаметнее, а назад никак не хочется. Хочется что-то совершить ну, хоть что-то, чтобы любви к себе и уважения поприбавилось. Кукурузные поля террасками, направление выбрано "куда-то туда", между террасками обрывисто и с колючками, вот и нога уже поцарапана, да и рукам достается, начинает сочиться жизнь. Жизнь! Я соскучилась по тебе. Такое впечатление, что меня всю отбросило далеко назад, как минимум на год. Я помню эти тоскливые муки, это понимание, что надо что-то менять, и непонимание, что именно.

Вышла куда планировала :)), по дороге несколько раз убеждаясь, что прямая дорога не самая быстрая: приходилось возвращаться, обходить, искать другой путь.

Поторговалась с китайцами на обратном пути, который уж решила проделать по обычной дороге. Напротив кладбища (о! про кладбище еще будет) длиннющий ряд лавок. Товар примерно один и тот же. Начинаю с первой лавки. Объявляют баснословную цену, торгуюсь, постепенно перемещаясь от лавки к лавке, весь ряд уже знает, что я хочу купить, каждый следующий торговец уже ждет готовенький, из дальних лавок продавцы идут рядом, смотрят, чем дело кончится. Громко обсуждают процесс. Милый такой аттракцион получается. В какой-то момент понимаешь, что дальше торговаться бессмысленно, покупаешь, начинаешь ту же игру про следующую нужную вещь. К концу ряда товары закуплены по минимально возможной цене.

Обычно это раз в 5-6 ниже первоначально объявленной. Очень китайцы чувствуют твой внутренний настрой. Если ты воин в данный момент внутри, можешь сразу достать денег, сколько считаешь нужным, молча отдать, взять вещь и уйти. Никто и не пикнет. В таком состоянии всегда знаешь, сколько нужно платить, а они видят, что ты знаешь. А ежели ты торговец сам сейчас внутри, то проиграешь весь ценовой диапазон и, в конце концов, купишь по той же цене, потратив больше времени, и получив удовольствие от процесса.

В монастырь сегодня заходить не буду – воскресенье – тьма народа. Обед пропустила, уже пошли позывы к постепенному входу в голодовку. Иду к отелю, положу покупки и там решу, чем дальше заняться до ужина и единственного сегодня занятия. У отеля встречаю прошлогоднего знакомого, все само складывается.

К вечеру настроение опять уходит в нулину. Что ж я так недовольна собою?

После занятия идем с Олежеком практиковать к воротам монастыря. Место насиженное-намоленное, часочек перед сном завсегда полезно. Подходим, сидят двое, один в белом, другой в черном. Темно, предполагаю, что Иришка с Богданом. Залезаю по лестнице под самую стену, сижу, втыкаю, хорошо. Часок отсидели, за это время заметила, что две фигуры – в черном и белом – ушли. Закончила, простучалась в полной уверенности, что мы одни с Олегом. Поворачиваю голову в его сторону... Мурашки и пот: там, за Олегом, сидят две фигуры: черная и белая. Всю дорогу домой от любой неожиданности сжимала Олежкину руку.

 

Дальше

Не надо дальше