День первый

  Этюд «Вчера и сегодня»
Вчера мы ехали сюда
Вчера мы были на волне
Вчера ходили по канату,
Вчера летали в вышине
«Вчера» закончилось вчера

Я – калька: на какое общество наложишь, такая и становлюсь. Я прозрачная – мир играет со мной. Чем выше состояние, тем прозрачнее. Главное вовремя вспомнить, что «всё это» не я, что я – только воспринимающее устройство и не надо гнобить себя за плохие чувство. И всё равно что-то выбивает; выбивает из этого волшебного состояния прозрачности и всеприятия. Выбивает мгновенно. И чем выше был, тем больнее падать. «Вправо-влево» у меня плохая устойчивость, «вперед-назад» переношу довольно легко. Вот и вчера как упала? Ведь практически целый день «в полёте». Одна михина фраза – и ножом в сердце, и кубарем всё вокруг. Страх закрывает возможность вернуться. Доверие, доведенное до полной открытости, так сложно восстановить.

Обнаруженный трамплин для взлёта: исполнять всё, что приходит в голову. Имеет двустороннее действие: 1) не тянешь хвостов, 2) меньше думаешь! При этом разрабатывается спонтанность (непосредственность) действия и всеприятие мира.

Нарвали два пакета крапивы сегодня. Я вымыла пол и разложила крапиву сушиться под кроватью. Говорю: «Люди будут спрашивать, зачем это, надо прогнать телегу, что улучшает тонкое тело». Миха смеется, что оборвут всю крапиву в округе. Я говорю: «И хорошо: соберу у всех при выезде сушеную крапиву».

На вечерней медитации «На счастье» с Минтаном пришлось совсем туго. Такого со мною не помню: сидеть было совершенно невозможно, мясо, казалось, начало отходить от костей, такая ломота во всем теле, как раньше, с детства, с правой ногой. Одновременно к этому постоянно чесалось в двух плавающих местах, ум был совершенно неспокоен и очень хотелось в туалет. Судя по шорохам в зале, мучило многих. На нынешний ретрит прибыло около 400 человек. Мастер сказал, что уровень энергии очень хороший, поэтому не будем заниматься энергетикой, как он планировал, а будем заниматься умом. Ум будет влиять на физическое тело, тело будет влиять на энергию, а энергия на ум. Вот так. Счастливого лёта! И спокойной ночи.

День второй.

Утро началось волшебнейшим образом. Открываю глаза, а там, за окном, день только начинает начинаться. Очертания тянущихся к небу темных масс на глазах проявляются в высокие сосны, пока еще черные на желтеющей полосе–предвестнике поднимающегося солнышка.

Отбросив вялые сомнения в необходимости вставать прямо сейчас, иду и с всё возрастающим удовольствием выполняю давно запротоколированный утренний ванно-туалетный комплекс процедур. По мере приближения к концу нахождения в ванной комнате перехожу от сонно-автоматического состояния к бодренько-осознанному.

Беру коврик и фотоаппарат и оказываюсь на балконе, где красновато-оранжевые краски, добавившиеся к желтым, превратили мир в цветной, как вода раскрашивала волшебные картинки в детстве. Делаю первый кадр и приступаю к пробуждению бодрости тела.

Монотонный изо дня в день Сурьяномаскар уступает место спонтанным последовательностям асан и физических упражнений, а периодическое восхищение окружающим миром заставляет делать кадр за кадром медленно выплывающего Солнца, которое в этот отрезок пути меняет открывающийся вид полностью за какие-то несколько минут.

Вслед за телом просыпается энергия и дух и велят мне переходить к упражнениям цигун и далее скорее к мечу, пока утро еще не кончилось.

В дереве совсем не стоится. Полчаса еле-еле и уже хочется бежать наружу, в те самые сосны, к зеленой травке, сжимая рукоять и прижимая клинок к телу, делая его небросающимся в глаза. В глаза наших цигунистов и, оказывается, давно проснувшихся местных жителей – деревня всё таки.

Тепло. Так тепло, что и рубашка с подвёрнутыми рукавами начинает пропитываться потом из-под мышек, таким приятным и ароматным, пока не остыл и не стал просто липким и вонючим.

Легкость. Ощущение легкости меча. Сегодня я впервые чувствую меч, как пёрышко, или впервые обращаю на это внимание. Он крутится бабочкой в руках. Не меч, а ножичек, неужели когда-то он был неуклюж и утомителен? Приятное ощущение. Наиприятнейшее на сегодня. Дальше был просто день.

Умных мыслей не было. День легче, чем вчера, но волшебной позавчерашней воздушности пока не достигнуто. И это меня не парит!

День третий. Мистический

Вчера волшебным было утро, сегодня же оказался вечер. Весь день я ощущала сгущение чуда и, наконец, дождалась. Всю последнюю медитацию рвало башню. Рядом девушка всхлипывала, да так долго, что я положила ей голову на колено, про себя повторяя внушение: «Всё хорошо, всё спокойно, ничего страшного, это ты себе всё выдумала…» И чувствовала при этом мощь посылаемого мыслеобраза. Вернее, передаваемого мыслеобраза. Как он доходил до меня через весь зал от Мастера, как я сама оставалась спокойной каким-то странным спокойствием в этом колышущемся зале. Это был не покой, а именно спокойствие существа, вошедшего в гармонию с этими не совсем равномерными, но всё же подчиненными некому странному порядку, колебаниями. Порядку, который невозможно вычислить, а лишь уловить нереальными, но существующими жабрами.

Я знала, что ощущаю в точности то же, что и эта плачущая девушка, просто не облекала ощущения в мысли, не придавала им форму. Знала, что и весь зал чувствует то же самое, просто относятся каждый по-разному. Волшебное состояние, и весь зал волшебный: каждый звук в нём напрямую дергает нерв в голое. Все люди в зале - это мои развернутые мозги. То ли у меня внутри что-то пошевелилось и сразу отдалось в зале, то ли наоборот. Весь мир пропитан мною. Я вся пропитана миром.

А Минтан, Минтан был воплощением волшебства. Я смотрела на него и не на него одновременно, изображение плыло и расплывалось. И вот это уже не Минтан, это высокий молодой человек с более размашистыми движениями и пышной шевелюрой. Ба! Да это Ярослав, и сладкая дрожь пробегает по телу: кажется, крыша совсем поплыла. Минтан сел, и здоровенная кобра нависла над ним. Ну, прямо упитанный Шива получился. Стараюсь смотреть расслабленно, ничего не стремясь ни видеть, ни не видеть. И в следующий раз мозг выдает образ обезьяны, сидящей за столом. Всё плывет дальше, медленно изменяясь. Воздух колышется, как густая вода. И не обезьяна вовсе, а тигр, А вот и слон. Страшно отвинтить пару последних болтов в крышке головы. Тружусь над сердцем – сердцу дорогу. Оба на! птица. Орёл? Или цапель какой? Да нет же, орёл. Точно, орёл. Ты опять думаешь! Отключаю думалку. Хватит животных рассматривать – не в зоопарке. И в кульминации всего Мастер дал задание на ночь: с 11.30 дыхание телом полчаса, а затем лежать и ждать.

Уже опаздываю. Ложусь ждать. Главное уже записала. Помню, утром была какая-то умная мысль, но я её уже забыла.

День четвертый. Нудный

Замечание: Я – самая лучшая. Почему я всё время доказываю себе это?

Заснула! Предательски всё проспала. Не успела даже нормально кожное дыхание установить. Проснулась резко, три часа на мобильнике. Два, значит, по-местному. Внутри всё опустилось от расстройства. Вспомнила сон, откуда я только что. Я сижу на ковре, мягком, красивом, который спускается по стене, покрывает диван и далее, к полу. Сижу скрестив ноги, толи по-турецки, толи в полулотосе. Сижу и хочу какать. Напрягаюсь от этого, далее чувствую, что уже обкакиваюсь. Перестаю напрягаться. А! (мысленно махнула рукою.), думаю, покакаю уже спокойно, раз всё равно уже обкакалась. И как из меня польется! Много так, выходит и выходит. Вот уже и справа от меня куча выросла, и слева. Да так много, что я дивлюсь, как оно в меня-то поместилось?

Яркое переживание предобеденной медитации: глаз! Очухиваюсь из медитации, потому что в осознание как-то просочилось, что предо мною во весь экран находится настоящий глаз. Глаз и больше ничего. Глаз с голубой радужкой, который я давно разглядываю. Уже углубилась в настолько детальное рассмотрение, что как ниточки перебираю те пластинки, из которых, если приглядеться, и состоит радужка.

Глаз исчез. Я, как обычно, обрадовалась и расстроилась одновременно: хорошо, что видела и запомнила и жалко, что закончилось. Более того, получила намек о том, что не надо рассказывать об увиденном. Пока. На пути домой чуть было не начала Михе рассказывать и опять: тук-тук, молчать!

Утром показалось, что боль в спине справ на уровне поясницы всё сильнее мучавшая меня последнее время, уменьшилась. Вспомнилось, что вчера Егора просила записать меня на приём по ее поводу, а Егор достал ножище и сказал: «Что болит? Сейчас Ы» - и сделал рубящее движение. Далее перешел на шутки с окружающими по поводу больных голов, и разговор сошел на нет, а потом и вообще занятие началось. А сегодня вот, показалось, что уменьшилась. Дай, думаю, заплачу Егору за этот астральный укол. Даже деньги с собой взяла, 500 р., еще утром. При всех застеснялась, подумала, надо отловить его в одиночестве, а в одиночестве всё никак. Зациклилась, зацепилась, начало плющить.

Дневная медитация очень трудно пошла. Совсем не пошла, я бы сказала. Нескончаемый словесный и эмоциональный поток в голове. При этом ещё и тело то жарой мучается, то жидкими отходами, то необузданным желанием двигаться. Начала шевелиться. Маята во всём теле. Пытаюсь утихомирить вырывающиеся потоки. Брызжет во все стороны. Сама выйти – людей беспокоить не хочется. Да и всё кажется, что силы найдутся откуда-то вдруг. Вдруг слышу, кто-то пошел, вскакиваю, открываю глаза и – опрометью из зала. Выбежала на улицу, добежала до озера, обежала озеро, прибежала обратно, а всё прёт. Возле входа сидит Сюй, с Леной разговаривает. Лена мне, мол, глаза у тебя совсем ненормальные, плохо что ли? Плохо, говорю, прёт вразнос, совсем неконтролируемо. Помахала я руками, а-ля Тайцы поделала. Чуток успокоилась, вошла в зал. Сижу, пытаюсь. О «тихо» и речи нет, но хоть сидеть могу.

Занятие закончилось, какое-то время держала себя в руках, а потом как польется наружу…

И плющило весь день. Жутко. С рыданиями, с убеганиями от Михи, с грубостями, ну, всё как полагается у меня: с желаниями всё разом похерить, с сожалениями о том, что замочить себя не могу, что всё не так, с моральными самоистязаниями и невозможностью выкарабкивания при наличии уже целого арсенала способов для таких случаев. Но что все эти способы, если не хочется вылезать?

Вечером сделала себе горячую ножную ванночку с лавандовым маслом перед вечерним занятием, а уже после занятия была полностью никакая: ни эмоций, ни желаний кого-либо мучить, ни даже мыслей.

Не понимаю, что это за приступы, лишь отмечаю: прошлый раз был ровно неделю назад.

Очень хотела закончить этот приступ, и после ванночки себе сделала ванночку Михе с маслом чабреца и заваренным сбором трав, небольшим массажем ступней и установкой на магичность этого действа. Не просто мне это далось: моя злая половинка ненавидела Миху, и доброй приходилось работать, да ещё и сдерживать злую.

Ноги у нас горели у обоих в течение всего вечернего занятия. Миха оставался довольно добрым и даже сделал мне массаж ног по пришествии домой. Меня же лаванда выключила напрочь. Действительно успокаивающая трава, переборщила в этот раз с дозировкой.

Легла даже не почистив зубы.

Слышала разговоры людей, колбасит не только меня. Но внешне и не скажешь. Впечатление, что у всех всё ОК.

День пятый

Утро меня не порадовало. Остроту приступа непонятного бешенства вчера снять удалось, но весь приступ завершить – нет. Опустила Сурьянамаскар на балконе и сразу побежала на улицу, держась за меч, как за последнюю пять под ногами. Убежала далече, начала с цигуна. В дереве сильно захотелось по-большому.

Сижу под кустом, думаю о справедливости мира. Вот куча говна, да, конечно, кал – удобрение, но не в таких количествах, как досталось тем, кого он полностью завалил. Обрываю, оголяю, можно сказать, молодые побеги клёна с их нежными листьями. Очень нежными, такими нежными, что они расползаются между пальцами и попой, и думаю о справедливости мира. Вот клён, который ни разу меня даже не видел, и скорей всего не увидит, и чем он виноват? Лишь тем, что кроме него и крапивы никто не вырастил больших листьев на расстоянии вытянутой руки от меня. А как же каждая травинка, погребенная под кучей? Где справедливость? А ведь она есть!

Рыдаю, вою белугой. Позаниматься нормально не успела, но начало легчать. Домой вернулась ещё запуганная, но после завтрака практически пришла в норму. Страшат следующие приступы. Каждый следующий мне кажется глубже предыдущего, а периодичность падает. Морально какаю?

Ощущаю себя оторванным шариком в турбулентном течении. Ничего вокруг не вижу. Смотрю лишь в себя. А в себе вижу лишь тёмное. И в окружающих вижу лишь тёмное. Ничего радостного. Даже светлое замотивировано. Куда уходит Свет?

День шестой. Некоторые итоги

Больше всего на свете я боюсь того же, чего и хочу больше всего на свете.

Оглядываясь назад по ретритам и семинарам Минтана, вижу, что перестала «вырубаться». Если вспомнить первые разы, то слушать долго его объяснения не могла. Могла лишь периодически ловить свою падающую сонную голову. Сейчас даже глаза закрываю по желанию – сами не слипаются.

Превратилась из совы в голубя. С дальнейшей тенденцией на жаворонка.

Заприметила у себя новый способ действовать «спонтанно»: если сразу не удалось решить (выбрать, подействовать), и успевают мозги подключиться со своей оптимизацией, просчетом ходов и выяснением наилучшего варианта, то я отвлекаю их в сторону и в тот же момент запускаю намерение на выполнение без каких-либо просчетов. Отвлекающим маневром может быть приказ что-то сосчитать, вспомнить или проанализировать.

Этот способ запускаю, когда не успела принять решение (выбрать, подействовать) по принципу «на что первое глаз упадет».

Например, подхожу к лотку с большим выбором мороженого. Если сразу не успеваю остановиться не первом же, куда глаз упал, а начинаю изучать, думать, прикидывать их мысленно на вкус, то быстро погибаю в выборе. Тогда включаю второй способ: начинаю спрашивать вопрос товарища (саму себя, продавщицу) или вспоминать анекдот, а в этот момент приказываю руке взять мороженое. Дальше просто наблюдаю, какое она возьмет. И, ГЛАВНОЕ! Верю, что это наилучший для меня выбор.

Важно, что без веры это не работает!!!

Кстати! Поняла на этом семинаре, что ВЕРА У МЕНЯ ЕСТЬ.